Что стоит за пожаром на танкерах в Керченском проливе

Трагедия в Керченском проливе связана с серыми схемами перевалки грузов  Сгоревшие в Керченском проливе танкеры использовались для нелегальной перевалки сжиженного газа, что и привело к трагедии. Украина утверждает, что СПГ перевозился из России в Сирию, однако нелегальная перевалка грузов возле Крыма практикуется еще с тех времен, когда он был украинским. Что же происходило неподалеку от Керченского пролива и как к этому относиться?

На танкерах «Маэстро» и «Канди» во время пожара находилось более 4,7 тысячи тонн сжиженного газа, сообщило во вторник РИА «Новости» со ссылкой на представителя экстренных служб Крыма.

Оба судна загорелись в понедельник в районе Керченского пролива. Они находились под флагом Танзании на якорной стоянке в нейтральных водах недалеко от мыса Такиль. Предварительной причиной пожара названо нарушение при передаче топлива с одного на другое судно. Всего на них был 31 человек, спасены 12 моряков, обнаружены 14 погибших. Утром во вторник спасатели сообщили о том, что надежды найти оставшихся членов экипажа живыми больше нет.

На Украине поспешили заявить, что газ, перевозившийся на этих кораблях, предназначался для Сирии. Так, в украинском министерстве по вопросам временно оккупированных территорий сообщили, что, по информации офиса по контролю за иностранными активами министерства финансов США (OFAC), суда привлекались к поставкам в САР с 2016 года. Транспортируемый ими газ добывался на шельфе Крымского полуострова и в других странах. Украинцы также отметили, что, согласно данным международной Автоматической идентификационной системы AIS (Automatic Identification System), танкер «Канди» вышел 20 января из российского порта Темрюк.

Главный редактор интернет-издания «Морской бюллетень» Михаил Войтенко разделяет украинскую точку зрения. По его словам, эти корабли находились «в черном списке министерства финансов США за поставки газа в Сирию».

«Оба танкера скрывали свои действия, особенно «Маэстро», который работал челноком, то есть «бегал» непосредственно в Сирию. А «Канди» был грузонаполнителем – перегружал газ на «Маэстро» на якорной стоянке, где осуществляются такие операции»,

– рассказал Войтенко газете ВЗГЛЯД.

Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов не видит ничего предосудительного в том, что странам приходится прибегать к серым схемам в случае, если страна-получатель находится под односторонними санкциями, не одобренными ООН. Он напомнил, что России, например, приходится использовать разные возможности для поставок в Крым электрооборудования, так как закупать его напрямую невозможно из-за санкций. «А Сирию нужно восстанавливать, страна нуждается в энергоресурсах и газе для отопления. Для чего были придуманы обходные маневры? США запретили своим и иностранным компаниям работать в Сирии. Официальные каналы поставок закрываются просто потому, что им не нравится страна», – заявил он газете ВЗГЛЯД.

Впервые США вели санкции в отношении Сирии еще в 2004 году за «чрезвычайную угрозу национальной безопасности, внешней политике и экономике США». С началом внутрисирийского конфликта санкционный режим постоянно усиливался. В 2012 году свои санкции ввел Евросоюз. Они касаются запрета на импорт сирийской нефти и поставки в страну готового топлива и нефтепродуктов, ограничения на инвестиции, в том числе в нефтяной сектор, строительство электростанций, включают заморозку активов и эмбарго на торговлю технологиями.

«Постыдно то, что эти санкции вводятся. На Украине идет военный конфликт, и разве это мешает МВФ выделять финансирование? А почему МВФ не может выделять финансирование Сирии?» – отметил Абзалов. «Само несправедливое введение санкций приводит к появлению такого рода проблем с серыми поставками», – подчеркнул эксперт, добавив, что американцы сами не раз использовали подобные схемы для поставки наступательных вооружений санкционным режимам.

В то же время Абзалов сомневается, что серые схемы торговли в Керченском проливе использовались для регулярных поставок СПГ в Сирию. «Поставлять газ в Сирию можно различными обходными маршрутами. Можно несколько раз перекупать газ и перефрахтовывать через офшоры», – объяснил он. По его словам, существует множество других опций по поставкам, и не обязательно делать их через Черное море, а если речь и идет о поставках через эту акваторию, то это явно небольшие объемы.

Председатель Ассоциации грузовых перевозчиков и экспедиторов Крыма, экс-министр транспорта полуострова Анатолий Цуркин также не считает, что таким образом могли идти поставки газа из России в Сирию. «Перевозить любые нефтепродукты, газ, зерно и другие грузы на судах малой вместимости, от двух до пяти тысяч тонн, невыгодно», – сказал он газете ВЗГЛЯД.

Однако, связано это с Сирией или нет, все эксперты уверены, что суда участвовали в серых схемах поставок энергоносителей, что и привело к катастрофе. Так, Цуркин ранее в своем блоге подробно рассказал о незаконной перевалке товаров в нейтральных водах Керченского пролива. По его словам, она ведется еще с тех времен, когда Крым был в составе Украины.

«Там все происходит в пределах от одного до четырех долларов за тонну. Подходит большое судно, и в него все перекачивается. Но судно не должно стоять. Пока в него наберут объем сто – двадцать тысяч тонн, должно пройти время. Судно-«матка» годами болтается в море за пределами 12-мильной зоны и никогда не заходит в порт. Во всех этих операциях участвуют офшорные компании, которые не попадают под налогообложение своих государств и минимизируют таким образом свои расходы», – рассказал эксперт.

Однако «во всех этих схемах нет никакого контроля безопасности, борьбы за живучесть, соответствия нормам и прочему». «Нелегальная перевалка – давно излюбленная тема еще украинских контрабандистов. Перевалку за пределами 12-мильной зоны пытались контролировать все кому не лень во все времена», – отметил Цуркин.

«Понятно, почему произошел пожар – там все «серое», все скрываемое… Эта авария явно была вызвана нарушениями правил технической эксплуатации и правил безопасности»,

– подчеркнул в свою очередь и Войтенко.

Абзалов назвал торговлю вне территориальных вод постоянной практикой. Наглядным тому примером является происходящее у берегов Нигерии, подчеркнул он.

Войтенко также уверен, что подобными поставками занимаются многие страны. «В частности, за нелегальными перевозками нефти на Северный Кипр стоят крупные известные западные компании. Есть и другие аналогичные случаи. В общем, все этим занимаются. И что с этим поделать? По мере того, как все в мире становится прозрачнее, может, это прекратится? Все отлавливается и отслеживается», – подытожил Войтенко.

В связи с тем, что суда находятся за пределом 12-мильной зоны, в нейтральных водах и регулируются только международными правилами судоходства, «по факту эти суда не подпадают под юрисдикцию контролирующих органов Российской Федерации», отметил Цуркан. Прямая перевалка этих грузов в открытом море запрещена международным правом, потому что нарушает технику безопасности. Но в связи с тем, что контроля нет, ответственность лежит только на капитанах. «Привлечь их к ответственности могут только сами судовладельцы, если обратятся в международные суды, но, поскольку это выгодно всем, включая судовладельцев, этого никто не делает», – считает эксперт.

Войтенко и вовсе убежден, что с подобными нарушениями невозможно бороться. «Я не думаю, что эти поставки (сжиженного газа) происходили без ведома России. Это происходило и будет происходить дальше», – считает эксперт.

Дмитрий Абзалов отметил, что вряд ли удастся ввести контроль за судами прямо в нейтральных водах. «Российская Федерация может досматривать всех, кто вокруг нее находится, но это может привести к конфликтам с другими странами, которые тоже начнут досматривать все наши корабли. Сильно сомневаюсь, что Япония или США будут очень счастливы, если принадлежащие им суда начнут останавливать и досматривать в нейтральных водах. Более того, сейчас это запрещено, и если разрушать эту систему, то необходимо убрать понятие нейтральных вод и сделать единую систему контроля», – рассказал Абзалов. Он сомневается, что на такое кто-то будет готов пойти, а потому лучшим выходом, по его мнению, является более тщательный контроль в портах прибытия за обеспечением безопасности на судах.

В связи с этим Цуркин считает, что проблему отчасти может решить появление нового порта. «Со стороны Российской Федерации в акватории строится порт «Тамань» с глубиной осадки до 25 метров. Новый глубоководный порт разгрузит Новороссийск и даст возможность легально заходить в порты и осуществлять перевал груза», – объяснил он.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)